Жизнь

Личный опыт: как я живу с биполярным расстройством

 

Я уже в третий раз сажусь писать этот текст. Первый раз закончился опцией «вырезать всё», второй – тяжёлой депрессией и невозможностью даже почистить зубы, ну а сейчас я полна надежды всё-таки довести дело до конца.

Итак, начнём. Привет, у меня биполярное расстройство. Официально я живу с ним первый месяц. Неофициально – около 9 лет. Мой психиатр на вопрос, почему это произошло со мной, ответил, что я имею генетическую предрасположенность: связи нейромедиаторов мозга нарушаются, отсюда и заболевание. Оно могло не проявиться, но его запустил сильный стресс. А кто из нас в современном обществе не стрессует?

Сейчас мне 28 лет. Первые предпосылки к биполярному аффективному расстройству (БАР) я припоминаю ещё в подростковом возрасте. Но тогда это всё выглядело как юношеский максимализм, вызов обществу и прочие прелести, которыми родители называют «загоны» своих детей. А я до сих пор думаю, что если бы моя семья тогда обратилась к специалисту, моя жизнь на данный момент была бы другой. Лучше, конечно же. Определённо лучше.

Когда живёшь «на два полюса» - это как качели. Американские горки. Периоды гипомании – это безграничная эйфория, ощущение всевластия. Это период необдуманных решений, которые кажутся крайне необходимыми. Я, например, именно в гипомании совершила переезд в Питер. Именно в гипомании я бралась за новые идеи: бижутерия на заказ, танцы, спасение китов, кардинальная смена работы. Много, очень много ненужных покупок. Убедить меня в том, что эта вещь мне не нужна бывает невозможно. Ведь именно этот самокат мне жизненно необходим.

А когда гипомания отпускает, приходит депрессия. Тяжёлая депрессия, с бессилием, с отчаянием, с суицидальными мыслями. Нет никаких причин для подобного состояния, причина всегда одна – работа моего мозга. Я лежала сутками в кровати, не могла даже почистить зубы, у меня были панические атаки несколько раз в день. Я теряла работу. И никому не могла объяснить, что со мной. Для окружающих я была ленивым овощем, который просто не хочет взять себя в руки. Который хочет сидеть на шее. От этих замечаний мне становилось ещё хуже.

 

Я сотни раз слышала фразы вроде «Ой, да возьми себя уже в руки», «Сходи лучше воздухом подыши», «Займись уже чем-нибудь», «Это всё от безделья»

У меня было три попытки суицида. И миллион мыслей о том, что четвёртая попытка обязана быть удачной. Я не понимала, что со мной и как с этим жить. Не понимала, почему я каждый год становлюсь обузой для близких. Почему не могу объяснить друзьям причину, по которой я не хочу и не могу их видеть. В моей жизни не было ни одной постоянной работы. Я не могу работать больше девяти месяцев. Потому что раз в год это всё повторяется. И потому что, если не депрессия отнимает у меня возможность работать, то гипомания заставляет меня видеть радужные перспективы и искать новую сферу деятельности. Которая потом мне самой кажется блажью и безрассудным поступком.

 

В этом чёртовом колесе я живу уже около 9 лет. Из года в год всё повторяется, каждый раз всё сильнее и глубже затягивая. Я стала бояться собственных желаний. Перестала понимать – где я, а где – моя болезнь. И действительно ли мне нужна эта кружка с котиком или же это очередной период гипомании.

Этой осенью, как и каждый год, всё повторилось. Меня начало накрывать депрессией. Я перестала спать, перестала видеть какие-то перспективы, снова начала думать о том, как бы безболезненно закончить всё это. В таком состоянии я попала к психиатру. Это первый психиатр в моей жизни. До этого момента я имела опыт общения с психологами и психотерапевтом, но никто из них не смог мне помочь увидеть мою проблему. Просто потому, что БАР всё же относится к психиатрии, а не психологии. И вот наконец мне повезло.

 

Когда живёшь «на два полюса» - это как качели. Американские горки

Моим психиатром оказалась очень приятная и компетентная женщина, на приёме у которой мне удалось расслабиться и изложить всё происходящее. Она слушала и слышала. А после – поставила диагноз и расписала лечение. Она уверила меня, что с этим можно жить. На пожизненной терапии, но можно. Уходя, я сказала ей: «Спасибо Вам за надежду». Именно это я почувствовала в тот момент – надежду. На то, что я смогу хотя бы отчасти «быть как все», смогу работать, строить планы и, наконец, остановлю в себе этот непрерывный поток мыслей о бессмысленности собственной жизни.

Живя с БАР, больше всего не хватает поддержки. Я сотни раз слышала фразы вроде «Ой, да возьми себя уже в руки», «Сходи лучше воздухом подыши», «Займись уже чем-нибудь», «Это всё от безделья». Все эти «советы» не помогают, они делают хуже. Когда вы говорите биполярнику, что он просто ленив и неорганизован, вы подпитываете его болезнь. Вы принижаете его значимость. Со мной это происходило десятки, сотни раз. И каждый из них я считала, что я виновата во всём. Меня в этом убеждала болезнь, а мои близкие ей помогали в этом.

Теперь я принимаю препараты, которые должны замедлить течение БАР и помочь мне справиться с этим. Больше не будет таких крутых «американских горок». По крайней мере, я надеюсь на это. И ещё очень важный шаг к жизни с БАР, как и с любым другим заболеванием, - найти человека, который будет поддерживать. Который поверит, что ты не симулянт, и примет это. Я нашла такого человека. И теперь мне осталось найти лишь свой путь к счастливой жизни на два полюса.

 


Нет ни одного комментария, вы можете добавить первый.